среда, 1 апреля 2015 г.

Книга художника, часть вторая

В первой части я рассказывала о таких разновидностях "книги художника", как артбуки, трэвел-буки, скрапбуки.

Напоминаю, что посты я иллюстрирую работами молодых художников, студентов "Свободных мастерских" Московского Музея Современного искусства, которые недавно сделали выставку "Книга художника" в Библиотеке "Проспект" в Тропарево.

Сегодня покажу опыты, в которых «книга художника» представлена как сделанная прежде всего... художником. Да, я выделила эти работы в отдельную тему, потому что здесь художник показывает зрителю процесс своего творчества, то, что его вдохновляет, то, как он работает, как развивает идею. На отделениях дизайна и иллюстрации такие книги часто называют скетчбуками, хотя содержат они не только скетчи (наброски), но и любые материалы, важные для автора. Вот, например, примеры разных скетчбуков. И еще - ТУТ.  


Мария Горбунова составила альбом «Я не модернист» (2015) как коллаж из образов, связанных с ее обучением в уральской архитектурно-художественной академии и становлением ее как художника. Страницы содержат обращения к Казимиру Малевичу, упоминания итальянских дизайнеров (Марчелло Ниццоли, Этторе Соттсасса и др.), эскизные проекты и т.п.  





Дмитрий Жильцов представил оформленный в золотую обложку альбом «Тело №» (2015) с эскизами к своему проекту о мертвых политиках. Небрежные наброски, неразборчивые записи, сумбурная композиция книги призваны показать процесс работы над одной идеей, тот самый «сор», из которого рождается поэзия живописи художника.


Подобным образом, но нарочито аккуратно сделана книга Евы Аракчеевой «Поиск главного» (2015). Она представляет собой альбом фотографий живописных работ художницы и их графический аналог.


Название листов Ольги Каретников «Души несозданных картин» (2015) акцентирует внимание на лирической истории их создания: художница писала академические картины на заказ, сохраняя следы оставшейся краски в блокноте – эти пятна масляной краски автор рассматривает как неосуществленные из-за заказной работы картины.


В связи с этим вспоминается статья художника Михаила Погарского «Книга художника – возможно, последний оплот лиричности в современном искусстве» , в которой автор сетует на то, что лиричное вытеснено из актуального художественного контекста, но находит прибежище как раз в «книге художника». Погарский вспоминает историю о молодом талантливом художнике из глубинки, который показал свои работы одному из самых крупных московских кураторов современного искусства. Куратор позвонил затем Погарскому и сказал: «Обратите внимание на парня, и помогите, если сможете, чувствуется, что он очень талантливый, но для нас слишком лиричен». Почему лиричность (и, кстати, многое, что связано с эмоциями, душой и сердцем) в современном искусстве считается недостатком, разговор отдельный. Продолжение следует.

Комментариев нет:

Отправить комментарий